ЭКСПЕДИЦИЯ. Как на Оршанском льнокомбинате делают льняные джинсы и экотекстиль

ЭКСПЕДИЦИЯ. Как на Оршанском льнокомбинате делают льняные джинсы и экотекстиль


Почему белорусы предпочитают одежду иностранных брендов, а иностранцы — из белорусского льна? Ответ на этот вопрос корреспонденты агентства «Минск-Новости» пытались найти, посетив Оршанский льнокомбинат.


ПРОИЗВОДСТВО

Если составлять список вещей, которые стоит купить туристу в Беларуси, в нем обязательно окажется льняная скатерть, комплект льняных полотенец или другая полезная вещь из этого природного материала. Причем выбирать заграничному гостю придется долго, ведь сейчас изо льна делают много чего: сумки, обувь, пиджаки, рубашки, банные халаты и, не удивляйтесь, даже джинсы. Практически все эти вещи созданы из ткани Оршанского льнокомбината. Мы отправились на это предприятие, чтобы своими глазами увидеть, как ее делают.

Познакомиться с производством нам согласился помочь начальник управления разработки ассортимента и рекламы продукции РУПТП «Оршанский льнокомбинат» Игорь Ещенко и повел нас на фабрику № 2.

Среди множества построек на внушительной территории предприятия — несколько двухэтажных зданий, стоящих друг за другом в одну линию и соединенных между собой. Их возвели в 1960-е годы, но выглядят как новенькие. При этом на фабрике продолжается реконструкция.


— Для модернизации нам требовалось около 70 млн долларов. Ни один из белорусских банков такого кредита нам предоставить не смог. Пришлось искать инвестора за рубежом. Согласились китайцы, но кредит у них связанный: за половину выделенной суммы необходимо купить либо их продукцию, либо их услуги. Поскольку оборудование у нас бóльшей частью бельгийское, итальянское и немецкое, решили, что китайская компания реконструирует здания фабрики: их технологии, их рабочие. К слову, эта же фирма строила под Борисовом завод «БелДжи» по производству автомобилей Geely, — поясняет Игорь Ещенко.

В цехе, куда мы сначала попали, первый этап обработки льна. Здесь его вычесывают на огромных, едва ли не с железнодорожный вагон машинах.

Их около 10, каждой управляет одна работница. Рядом с ней — охапка льна. Берет оттуда пучок толщиной с конский хвост, забрасывает на плечо, а потом привязывает к одному из крюков, которые движутся по транспортеру в глубь машины.


Там льноволокно проходит через множество гребенок и валиков. На выходе мы увидели, как в контейнер, похожий на обычную пластиковую бочку, непрерывной лентой спадает… симпатичная девичья коса.

Нет, скорее локон. Шелковистый и мягкий на ощупь… Потом эти локоны проходят еще множество операций, чтобы превратиться в тонкую нить.

Далее мы отправились посмотреть, как это происходит. В следующем цехе у нас с непривычки заложило уши. Впечатление такое, что где-то рядом ревет турбина самолета.

Одним из станков уверенно управляет работница. Знакомимся: Раиса Нестерова.

— На комбинат пришла в 1972 году. Мне тогда 15 лет было, — говорит она.

— Это что же, 45 лет здесь? — подивились мы такому трудовому стажу.

— Трудно, да я привыкла за столько лет.

Ветерана производства мы больше отвлекать не стали и пожелали ей здоровья.

— Тяжелая работа. Не придумали еще бесшумных станков. За вредность доплачивают. У всех работников — беруши, — перекрикивая гул механизмов, наш экскурсовод говорит короткими рублеными предложениями и торопит нас.

И правда, у всех работниц в ушах миниатюрные штуковины, защищающие слух. А мы сразу и не заметили.

Узнаем, что производство пряжи и ткани всегда требует много воды. Поэтому подобные комбинаты имеют собственные водонапорные башни и их строят около рек. Оршанский расположен на берегу Днепра.

Пряжу отбеливают, пропускают через несколько различных машин и наматывают на бобины.

Их доставляют в ткацкий цех. Там нити обрабатывают специальным раствором, чтобы сделать их более прочными, и лишь затем за дело принимаются ткацкие станки. На фабрике № 2 все они последнего поколения, компьютеризированные. Игорь Ещенко с удовольствием демонстрирует прелести новейших технологий:

— Вот это жаккардовый станок, на котором можно сделать декоративную ткань, к примеру, для скатерти. Чтобы на ней оказался рисунок, достаточно в компьютер машины вставить флешку с изображением.

Правда, полностью заменить человека машины не могут. На мерильно-проверочном участке контролеры оценивают ткань визуально: две пары зорких женских глаз внимательно изучают полотно.

Если находят дефект, отправляют ткань реставраторам, которые устраняют недочеты.


ИМИДЖ

На втором этаже административного здания комбината — небольшой зал, куда в первую очередь приглашают потенциальных оптовых покупателей. В нем компактно и толково размещены красиво сервированные столы, покрытые льняными скатертями, а также манекены в модных одеждах, стеллажи с полотенцами, салфетками, образцами тканей.


Есть и две двуспальные кровати. Не для уставших гостей, как кому-то могло показаться. Они во всей красе демонстрируют изысканное постельное белье. И это все для того, чтобы стало ясно: такое делают из белорусского льна!


Есть здесь и экземпляры, которых не найти в продаже.

— Классный баул, себе бы такой взял, — не сдержал восторга один из нас.


— Дорожную сумку сделали нам на заказ на одном из профильных отечественных предприятий. А джинсовую рубашку произвели совсем недавно. Она еще не поступила в продажу. В наших фирменных магазинах ее начнут продавать, скорее всего, весной. Вместе с новой коллекцией джинсовой одежды, над которой сейчас активно работаем, — разъясняет Игорь Борисович.

— А ведь хороша рубашечка, — примеривая, нахваливаем мы.

И вспоминаем отзывы минчан в Интернете о первых белорусских джинсах изо льна, которые начали здесь выпускать летом нынешнего года: мол, и брюки отличаются от традиционных джинсов из хлопка, и по фигуре не каждому подходят…

— Во-первых, ткань для них используют иную, чем для другой одежды, — поясняет специалист. — Производят ее в нашем цехе котонизации, где ко льну добавляют хлопок. Кстати, она пользуется повышенным спросом на предприятиях по пошиву одежды в Украине и России. Во-вторых, не стоит сравнивать наши джинсы с продукцией мировых брендов. Они шьют их десятилетиями, а мы лишь недавно занялись массовым производством одежды. У нас все же основной профиль — ткани и домашний текстиль. Почему бы не сравнить, к примеру, наше постельное белье с аналогичным из Zara Home? По качеству и дизайну они не особо отличаются, при этом наше раза в три дешевле… Производство одежды постепенно развиваем, сейчас работаем над созданием джинсовой ткани с использованием высокорастяжимой нити (лайкры). Благодаря этому сможем производить не только классические джинсы, но и зауженные. Сейчас на Минском камвольном комбинате делают пробную партию пряжи из нашего льна с добавлением лайкры.

Игорь Ещенко посчитал нужным дать и такое пояснение:

— Многие наши швейные фабрики не хотят работать со льном. Он считается очень сложным материалом. Известный российский модельер Вячеслав Зайцев однажды сказал: «Лен — мерило опыта и профессиональных качеств дизайнера одежды». Хотя сейчас столько тканей уже придумано на основе льна, что, на мой взгляд, ничего сложного в этом нет.


Мы уже поняли, что свою работу он любит и знает. Неудивительно. Со льном чуть ли не с пяти лет знаком. Мальчишкой на его уборке вместе со взрослыми трудился.

— Продукция изо льна хорошо продается за рубежом. Когда отечественные производители делают вещи из хлопка и синтетики, им тяжело конкурировать на мировом рынке с китайцами, которые всегда сделают дешевле. Плюс стоит подумать о завтрашнем дне. Дело в том, что хлопок растет на земле, которая требует искусственного орошения. А вода вот-вот станет, а в некоторых странах уже стала самым большим дефицитом. Земли, на которых массово выращивают хлопок, находятся на грани истощения. Рано или поздно он начнет дорожать. И это значительно повысит конкурентную способность льна. Причем на Западе это уже давно понимают. В итоге получается, что на белорусский рынок мы поставляем всего 18–20 %, остальное уходит за рубеж. Самые крупные поставки идут в Литву, Голландию и Америку.


ТОРГОВЛЯ

Валюта стране нужна. И то, что предприятие ее старательно зарабатывает, прекрасно. Однако после увиденного в презентационном зале нам самим захотелось приобрести обновку изо льна. Где же в Минске найти такую одежду?

— Об этом вам расскажет Маргарита Бурачевская. Она исполняет обязанности заместителя генерального директора, — Игорь Ещенко предложил нам проследовать в ее кабинет.


— Мы активно занялись развитием нашей розничной торговой сети, — рассказывает Маргарита Бурачевская. — В Минске сейчас пять наших фирменных магазинов и один вот-вот откроется. В следующем году всего по Беларуси мы запланировали открыть девять магазинов. Два из них — в столице. Пока адресов конкретных нет. Хотелось бы где-нибудь в центральной части. Пытались попасть в ТРЦ Galleria Minsk. Пока нам ответили, что не определились с концепцией, с тем, какие торговые площадки они хотят видеть. Несмотря на то что там очень высокая арендная плата, мы готовы платить. Мне кажется, наши магазины удачно впишутся в любую концепцию. Все они выполнены в едином стиле, и в плане дизайна довольно интересные. Сами можете убедиться, если посетите наш фирменный магазин в Орше.


Предложением решили не пренебрегать и отправились в названную торговую точку. Нашли быстро. «Дом льна» занимает первый этаж трехподъездной новостройки.


Приятный серо-салатовый колер отделки залов, грамотное и потому удобное для покупателей расположение секций, все продавцы в фирменных и, конечно же, льняных костюмах.


Представлена не только собственно продукция льнокомбината, но и других швейных предприятий страны, которые использовали для своей одежды оршанский лен.

Порадовали также цены и, пусть скептики не поверят, качество.


Поэтому и уехали из Орши с обновками.

— Оршанский льнокомбинат — крупнейшее в Европе такого рода предприятие, — рассказал глава администрации Оршанского района Александр Позняк. — Сейчас идет глубокая модернизация, вкладываются 10 млн долларов, чтобы он эффективно работал. Но льнокомбинат нужно рассматривать во взаимосвязи с производством льна. Проблема — вырастить качественный лен и обработать его. Чтобы вырастить лен, необходимо произвести 39 операций. Нужны обязательно люди, которые умеют работать, и, самое главное — полный шлейф техники для всех операций. Постепенно эти проблемы решаются.

СПРАВОЧНО

В составе Оршанского льнокомбината 5 фабрик. Над созданием драгоценного полотна и изделий из него трудятся около 5 820 человек. География поставок включает более 40 стран. Доля экспорта тканей и швейных изделий составляет 70 %, остальное реализуется на внутреннем рынке. Оптом — более 68 % продукции, в розницу — около 32 %. Удельный вес России и других стран СНГ в общем объеме экспорта составляет более 18 %. На страны Евросоюза приходится примерно 47 %.


Подготовили Евгений ОЛЕЙНИК и Михаил МИХАЙЛОВ

Фото Евгения ОЛЕЙНИКА

Источник: www.minsknews.by

УП «Агентство «Минск-Новости»